Алматинские гляциологи рассказали о своей работе на ледниках и в кабинетах института

Алматинские гляциологи рассказали о своей работе на ледниках и в кабинетах института

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - photo_2020-09-17_17-38-42-2-1024x682.jpg

Фотографии автора

На территории Заилийского Алатау насчитывается около 400 ледников. Каждый год их объемы стремительно сокращаются. Между тем, эти огромные глыбы льда – важный запас пресной воды нашего региона. Айнур Халиолла поговорила с гляциологами о том, почему тают ледяные шапки гор и какую роль в этом сыграло человечество.

Возможно, вы впервые читаете о гляциологах. Это действительно редкая профессия. Между тем, гляциологи занимаются изучением воды в твердом состоянии – в виде льда и снега.

Николай Касаткин начал интересоваться изучением ледников, когда ему было 18 лет. С 1995 года, вот уже 25 лет, он работает в институте географии гляциологом и следит за состоянием одного из самых изученных ледников в мире – Туюксу.

«Ледник – это самый чуткий индикатор изменения климата. В Заилийском Алатау их много, из них для изучения мы выбрали Туюксу. Сочли его репрезентативным, так как он наиболее доступный, средний по размерам. Он входит в 30 самых изученных ледников мира, так как со времен советского союза здесь велись непрерывные наблюдения. В последние годы темпы его таяния увеличиваются, на моих же глазах  он сократился значительно. К примеру, за 40 лет, с 1958 по 1998 годы, язык ледника отступил на 640 метров. А с 1998 по 2018, то есть всего за 20 лет – на 500 метров. Вот такая динамика…В целом, я считаю, что таяние ледников – это циклический процесс. Они наступали и отступали еще до того, как человек вмешался в природу. Но мониторить этот процесс безусловно нужно»

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - photo_2020-09-24_16-27-21-1024x644.jpg

Полевые работы гляциологи, как и многие другие ученые, ведут в летний период – они ездят в экспедиции и фиксируют изменения на ледниках:

«Работа связанная напрямую с ледником круглогодичная, но летом ее больше, когда идет их активный период таяния. По рейкам мы наблюдаем насколько стаял лед. Затем все эти данные обрабатываем в городе, то есть в институте. После этого все материалы отправляем во Всемирную организацию мониторинга ледников. Там собирается информация о всех ледниках, которые изучаются по всей планете. Потом два раза в год выходит бюллетень об их состоянии. Они тают везде, это – факт»

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - whatsapp-image-2020-09-24-at-10.55.25-1024x676.jpeg

Ледник Туюксу в 1984 году (фото: Институт географии и водной безопасности)
Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - whatsapp-image-2020-09-24-at-10.57.13-1024x768.jpeg

Ледник Туюксу в 2004 году (фото: Институт географии и водной безопасности)

Как объясняет ученый, ледники – это гигантский запас пресной питьевой воды, поэтому очень важно изучать их состояние в регионе:

«Важно знать, что ледник – это стратегический запас чистой, пресной, питьевой воды. В Казахстане ледников и чистой питьевой воды, грубо говоря, мизер. У нас есть нефть, вся таблица Менделеева, а воды своей, можно сказать, нет. Более того, по мировым меркам, наши ледники совсем небольшие. Явно, скоро этого будет недостаточно. Населения, и, соответственно, потребления воды все больше. Это реальная проблема. Нужно объяснять людям, что блага просто так с неба не падают, необходимо вводить грамотность»

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - photo_2020-09-24_16-27-28-1024x682.jpg

Пока Николай занимается анализом собранных данных в своем кабинете в Алматы, его коллега – 28-летний Берик Косжанов находится на высоте 3 420 метров в небольшом доме в горах. Когда-то он оставил бескрайние равнины родного Актобе, чтобы посвятить себя изучению ледников Северного Тянь-Шаня. Круглый год он посменно несет вахту на станции Т1 недалеко от ледника Туюксу:

«На гляциологической станции Т1 я уже четыре года. Свою работу могу назвать необычной, так как мы совмещаем альпинизм, скалолазание, и по хозяйству ведем много чего. Часто в людях просыпается интерес, когда они узнают о моей профессии. Если вкратце, мы следим за ледником Туюксу близ Алматы, фиксируем насколько он тает, делаем мониторинг. Но работа связанная напрямую с ледником идет только в летний период, а в остальное время постоянная задача – заниматься метеорологическими наблюдениями. Весной мы начинаем выкапывать шурфы на леднике, измеряем плотность снега, ставим рейки. Летом по этим рейкам наблюдаем насколько стаял лед»

На станции он проводит 10 дней, а 20 дней отдыхает в городе:

«Больше всего в своей работе я люблю то, что здесь чистый воздух, тишина, нет суеты. Еще очень часто мы ходим по интересным новым местам в горах, куда не добираются туристы. От недостатка общения не страдаю, мне всегда было комфортнее в тишине. Но в выходные, бывает, встречаем туристов, обычно их очень много. В целом, условия здесь устраивают: есть телевизор, книги, недавно даже провели интернет. В свободное время я смотрю телевизор, либо сплю. Раньше старался читать, но из-за физической активности и погоды чаще клонит в сон. Все таки и высота влияет…Мой организм молодой, поэтому сложностей со здоровьем не возникало. Да и вообще, прежде чем работать здесь, все проходят обязательный медосмотр»

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - photo_2020-09-17_17-38-56-1024x682.jpg
Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - photo_2020-09-17_17-38-45-1-1024x680.jpg

Как и в любой работе, у гляциологов тоже есть свои сложности. Часто до станции с Шымбулака им приходится добираться пешком:

«До станции мы часто добираемся на своих двоих. Машина довозит только летом, в остальное время это невозможно из-за снега. Зимой идти пешком особенно сложно. Нужно пройти вверх почти 10 километров от Чимбулака с рюкзаком весом около 30 килограммов. Вдобавок, иногда тропу приходится прокладывать с нуля. Не легко дойти и до метеоплощадки, когда на улице метель, буран. Жутко и во время молний. Кроме этого, из-за осадков, начинает протекать крыша. Поэтому в непогоду дел по хозяйству достаточно. Кстати, не далеко водятся животные: сурки, улары, ласки, куницы. Бывало, на леднике и по дороге на станцию видел следы волка и рыси»

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - photo_2020-09-17_17-38-50-1024x682.jpg

По приезде в город, перед тем как встретиться с близкими, он старается полностью акклиматизировать организм и отдохнуть:

«Когда я спускаюсь в город, как минимум отдыхаю сутки, восстанавливаюсь, стараюсь не ходить много. Обычно хочется просто лежать, привыкать в смене обстановки. Позже уже начинаю выходить гулять пешком в парки, видеться с друзьями на природе, так как не люблю шум. Иногда во время отдыха я езжу домой в Актобе, но не всегда получается»

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - photo_2020-09-17_17-38-53-1024x682.jpg

Берик поделился, что профессия гляциолога заставляет ценить свою жизнь и близких больше:

«Проработав здесь, я понял, что человеческая жизнь может оборваться в любой момент. Рисков очень много: камнепады, лавины, трещины на леднике, колодцы, речки по 4-5 метров в глубину, молнии. Любая ошибка и неосторожность – это конец. После этого жизнь ценишь больше. Не только свою, но и других. Стараешься, чтобы и коллеги были аккуратными»

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - photo_2020-09-17_17-38-43-2-1024x682.jpg

«Если бы я не был гляциологом, то работал бы кем-то, кто часто разъезжает по стране. Знаю точно, что не офисным работником. Меня всегда напрягала волокита, формальность, бумаги. Может со временем, к этому можно привыкнуть. Но пока сейчас я молодой, я хочу поработать гляциологом. Если со временем организм не сможет выдерживать физическую нагрузку, высоту, то уже буду думать дальше. Пока ничего не планирую»

АВТОР:
Айнур Халиолла
25 Сентября 2020
https://holanews.kz/news/75237